Под одним небом
небо...

Так уж получилось, что в школьные годы мне не удалось прочитать роман "Дон Кихот Ламанчский". До него я добрался только на прошлой неделе, но я ни сколько не жалею об этом. Возможно тогда я бы скорее поддался мнению класса, или критиков, хотя нужно отметить, что обсуждение литературы в лицее носило вполне демократичный характер.
Бессмертный роман Мигель де Сервантаса подарил мне море положительных впечатлений и полет в эпоху Возрождения старого света, подобно полету самого Дон Кихота с Санчо на вымышленном волшебном деревянном коне.
Так что же заложил в глубину своей книги автор: рыцарство или действительность?
В послесловии издания, которое я прочел, напечатана рецензия советского критика.В последствии я узнал, что большинство рецензий в интернете носит схожий смысл. Естественно, что мышление склоняется к суровой действительности. По мнению критика автор высмеивает рыцарские романы и литературное движение, популярное в те времена. Первична же действительность, именно поэтому, по мнению рецензента, главные герои Дон Кихот и Санчо Панса больны безумием. Дон Кихот болен страстью к рыцарству, Панса - страстью к наживе. Исцеление героев в завершении романа как бы в очередное раз служат подтверждением главенства действительности в жизни.
Конечно невозможно не согласиться с тем, что оруженосец странствующего рыцаря познал себя. Бесспорно автор наделил Санчо огромной мудростью, что вызывает бесконечную симпатию читателя даже несмотря на причудливость героя. Единственной "болезнью" Санчо Панса является стремление к наживе. Оруженосец после долгожданного назначения губернатором понимает, что высокий чин и материальный достаток не является главным в жизни. Главное для него - чистота его совести и его близкие: семья, серый, Дон Кихот, с которым они действительно сроднились. Сроднились от бесконечных приключений, которые они испытывали вмести, и от общей высокой идеи - творить справедливость. Санчо очень похож на своего спутника, и в стремлении к благородству и справедливости его по праву можно назвать рыцарем!
Конечно можно согласиться, что и Дон Кихот перед смертью исцелился от своей безумной страсти к рыцарским романам, так как он сам в этом искренне признался в последние часы его жизни.
Честно говоря на протяжении всей книги у меня сложились совершенно другие впечатления, и с каждой прочитанной главой я все больше утверждался в них.
Может быть Дон Кихот перед смертью принял облик идальго и сказал, что освободился от безумия лишь для того, что не подобает умирать в своей постели доблестным странствующим рыцарям. Почему-то мне хочется верить, что Дон Кихот до последнего своего вздоха остался прекрасным, отважным рыцарем печального образа и не на секунду не разочаровался в своих поступках.
Конечно Мигель де Сервантас высмеивает рыцарские обряды и уставы. Я уверен, что создать комический образ рыцаря без его многочисленных неудач и отрицательных эффектов от его подвигов просто не получилось бы. Он высмеивает саму помпезную оболочку рыцарства, однако мне кажется, что при этом автор возвышает идею благородства и борьбы за справедливость.
Мигель де Сервантас в своем романе подчеркивает суровую действительность своего, да и впрочем любого времени, и хочет показать читателю насколько мало рыцарства и романтики осталось в реальных людях. Большинство воспринимают Дон Кихота как безумца, не понимают его, некоторые пытаются подшутить над ним, некоторые - вернуть к действительности. Прозвище рыцарь печального образа выбрано не случайно, так как образ Дон Кихота обречен на непонимание людей.
А ведь каждый может стать Рыцарем, как наш пожилой небогатый идальго, или безграмотный крестьянин из деревни. Нужно всего лишь истинно поверить в высокую цель и стать немного безумным...