Deyvira
Свобода — это художник в человеке (с) Гилберт Честертон
Мне кажется, что я начинаю смиряться с мыслью, что умру от своей собственной руки. Может быть, мне стоило бы обговорить это с психотерапевтом, разобрать, уничтожить. Но сама возможность прекратить в любой момент дает мне силы жить дальше. Я знаю, что у меня всегда будет выбор.
Сегодня первый раз в жизни я подумала об этом просто так... от скуки. В целом, моя жизнь лишена смысла. Я ничего не добилась, не заработала... У меня вряд ли будет ребенок, а на собаку мой муж не согласен. У меня нет близких подруг, да и друзьям, пожалуй, не все расскажешь. Поддержать меня некому, а я сама должна быть постоянной поддержкой мужу. А мне так хочется чтобы кто-то любил меня просто так, за то, что я есть. Так хочется вернуть мою Носю. С собачьей любовью все так предельно просто...
Мне так одиноко. И никто на свете не поможет мне. Все только хотят чего-то. Я всем должна что-то делать...
А я не хочу. Я устала быть для других. Я хочу быть для себя.
Хочу, чтобы у меня были подруги, которым можно позвонить в любое время... Чтобы был хоть кто-то, чтобы в такой ситуации, как сейчас, когда я просто выжата как лимон, можно было поговорить...
Сереже нужна моя поддержка. Маме нужна моя поддержка. Наташе, казалось бы, старой подруге, я нужна только когда сама за ней бегаю и прогибаюсь.
А мне нужно с кем-то поговорить, поплакать на чьем-то плече прямо сейчас.
Никого. Пустота.
У моей жизни нет никакой цели и смысла, кроме того, чтобы сохранить то, что имею. Сохранить здоровье, сохранить вес, сохранить знания, сохранить достаток, сохранить семью, сохранить порядок в квартире, сохранить порядок на даче, сохранить дружбу... А стоит ли просто сохранение таких усилий?
Мне не к чему стремиться и не для чего жить. Во мне нет ценности.
Скоро я это все закончу.
Я не хочу делать из этого драму. Я просто хочу закончить. Я не справилась. Я устала.